Фантастика и приключения

След дьявола


Автор: Елена Радзюкевич aka Серебряный ветер или SilverWind Фэндом: Шерлок (BBC) Sherlock Персонажи: Шерлок Холмс и Джон Ватсон Жанры: Ангст, Драма, Детектив, Экшн (action), Психология, POV, Hurt/comfort Рейтинг: R Направленность: Джен Размер: 13 900 слов Статус: закончен Публикация на других ресурсах: Запрещено Описание: Шерлок Холмс и Джон Ватсон расследуют смерть 15 летней девочки, племянницы военного друга Джона. Детективная история с отсылками к оригинальным текстам. Примечания автора: Написано в 2010 году, после 1 сезона сериала. Стопроцентный канон. (Хотелось бы на это надеяться :)) Шерлок и Ватсон Во вторник, 30 ноября 2010 года, мне вручили уведомление о том, что госпиталь больше не нуждается в моих услугах. Бумагу отдала Сара, с сожалением, по крайней мере, мне хотелось бы думать, что с сожалением. – Джон, ты же знаешь, доктор Дженкинс вышла из декретного отпуска, штат укомплектован, но, я надеюсь… Она замолчала. Я тоже молчал. Собственно, мне нечего было и сказать. Обычное дело, врач на приходящей ставке, которому звонят тогда, когда в нем есть нужда, латающий дыры во времена летних отпусков или ЧП. Если бы я приложил больше стараний, возможно, больница предложила бы мне что-нибудь еще, но, увы, надо признать откровенно, что я несколько злоупотреблял терпением нанимателей. Не то, чтобы я спал на рабочем месте, хотя, гхм, признаюсь, бывало и такое, но совесть не позволит мне сказать, что я отдавал все силы и умения работе. Дело в том, что в последние месяцы я нашел себе занятие намного более волнующее, чем амбулаторный прием пациентов в поликлинике. Это, разумеется, не оправдывает меня ни в коей мере, но хотя бы объясняет, почему решение госпиталя выпереть меня на улицу не вызвало в моей душе особого возмущения. – Может, сходим в паб? – Сара взяла меня за рукав. – Ты не слишком расстроен? – Да, конечно, – я изобразил то, что от меня ожидалось, – сходим обязательно. Все нормально. Я зайду, да? «Красный рыбак»? Она кивнула. Славная девушка, приятно иметь место, где можно прикорнуть на диване, хотя я не теряю надежды перебраться в ее кровать. Я застегнул куртку, накинул на голову капюшон и выскочил на улицу. Мерзкий ветер тут же швырнул мне в лице мелкое крошево снега. Зима и в этом году обещала быть на редкость холодной. Предстояло решить – стоит ли искать работу до Рождества (не самое лучшее время, как известно), или ждать до января. Но тогда все, что мне светило в ближайшее время - жалкая пенсия по ранению, а Лондон – дорогой город. По сути, мне дали понять, что я не устраиваю их, как работник. Вот черт! Нет, я не оправдываюсь и не хочу говорить, что, если бы не мой сосед по квартире, помощь которому и занимала все мое свободное, и, увы, не только свободное время, может быть, мне удалось бы получить в госпитале постоянную ставку или сохранить приходящий статус. Теперь я и сам не могу понять, как так получилось, что буквально с первого дня знакомства с Шерлоком Холмсом я оказался в роли помощника частного консультирующего детектива, единственного и неповторимого в этом мире. И, если я произношу, как вы, безусловно, заметили, эти слова с легким оттенком сарказма, сам Шерлок - именно так он попросил его называть – любому, кто захочет слушать, скажет все то же самое, но на полном серьезе. Занятие интересное, да какое там! Я был до смерти рад, что оказался ему полезен, ведь суток не прошло с того момента, как мы начали распутывать одно дело, а я уже забыл о своей психосоматической хромоте, и, соответственно, о своем психотерапевте, трости, депрессии и ночных кошмарах. Да за одну способность снова нормально ходить, не думая о том, хватит ли сил дотащиться, хромая, на второй этаж, я готов был выполнять все приказы Шерлока, которыми, дай ему волю, он закидал бы меня с головой. Невозможное создание. Абсолютный уникум, мне ни разу не встречался человек такого потрясающего интеллекта и такой харизмы. Несмотря на ряд не слишком приятных привычек и довольно неуравновешенный характер, с ним было невероятно интересно находиться рядом. А когда меня приглашали принять участие в, как он выражался, очередной «игре» - за этот кайф я с удовольствием продал бы душу. Недорого. Это, в какой-то мере, решило бы проблему – где взять денег? В квартире царил привычный бардак. Я сам не образец всех добродетелей, но вытаскивать из холодильника голову трупа, прежде чем добраться до собственной масленки, меня немного напрягало. Что ж, с того момента, как я сказал об этом Шерлоку, он любезно стал выставлять мое масло на стол до того, как запихать очередной кусок клиента анатомического театра в холодильник. Спасибо ему большое за это. Оставалось надеяться, что миссис Хадсон, нашей домовладелице, не придет в голову в неурочное время проверить холодильник. Бедная женщина. Я заканчивал сооружение бутерброда, когда услышал звук полицейской сирены на улице. Торопливо откусив кусок, я подошел к окну. Знакомая машина, взвизгнув тормозами, остановилась прямо около входа в наш дом. Какая жалость, что Шерлока нет, последние несколько дней он маялся от безделья и был бы рад любому разнообразию. Когда он вернется – будет психовать, что пропустил экстренный вызов. А когда он психует… точнее сказать, когда он позволяет себе показать, что психует – находиться с ним рядом становится некоторой проблемой. Однако все оказалось намного более интересным. Дверца у водительского сиденья распахнулась, и из машины выскочил инспектор Лестрейд. Похоже, он был не в себе, что само по себе уже было странным для такого уравновешенного и спокойного человека. Быстрым шагом он обошел машину, открыл заднюю дверь и выволок оттуда моего друга. Я чуть не подавился бутербродом, когда понял, что руки Шерлока скованы за спиной наручниками. Инспектор с силой швырнул своего пленника к двери дома и проорал: – Чтобы ноги твоей больше не было в моем кабинете! Подойдешь ближе, чем на сто метров – будешь ночевать в камере! Он простоял секунд пять, буквально трясясь от злости, и я забеспокоился – не вылилось бы это во что-то более существенное, чем швыряние «врага» об стену. Но флегматичная натура взяла свое – Лестрейд развернулся и пошел к машине. – А ключ? – крикнул Шерлок ему в спину. Лестрейд открыл дверь машины, постоял еще несколько секунд, словно размышляя, не сменить ли гнев на милость, потом достал из кармана ключ и запустил им в Шерлока. – Ты меня понял! Еще только одно SMS! Полицейская машина, завывая сиреной, умчалась прочь. Пяток зевак с большим интересом уставились на Шерлока. Я, положив бутерброд на стол, пошел вниз, спасать своего приятеля от публичного позора, а входную дверь - от пинков. Шерлок переступил порог с видом наследного принца в изгнании. Я, под любопытными взглядами соседей, подобрал с тротуара ключ от наручников. – Что, черт возьми, это было? – спросил я, поднявшись обратно в нашу квартиру. – Ты видел. – Видел, – согласился я. – Но чем ты досадил Лестрейду? Чем тебе не угодил самый нормальный полицейский Лондона? Ты что, отравил его любимого бульдога? – Очень смешно. Сними! Он повернулся ко мне спиной. – Нет, все-таки… серьезно… Что случилось? Я обошел приятеля, вертя ключ на пальце. Но Шерлок явно был не расположен к шуткам такого рода. – Ничего не случилось. Мы не сошлись во мнениях по поводу допустимости использования прессы для поиска свидетелей. Этот тупой полицейский через два дня будет умолять меня помочь ему. К сожалению, для миссис Опеншот эта пауза уже ничего не будет значить. А теперь, будь так любезен, сними эти чертовы браслеты!!! Я счел за благо не перечить. Освободившись от наручников, Шерлок заметался по комнате. – Вот придурок! Глупость человеческая беспредельна! Самовлюбленный, тщеславный идиот! – Это ты про кого? – поинтересовался я с невинным видом. Шерлок остановился, глаза его опасно сверкнули. Несмотря на свой, временами откровенно дикий темперамент, надо отдать ему должное – при желании он мог великолепно держать себя в руках. – Неважно, – холодно ответил он. – Я буду у себя, – буркнул он невнятно и ушел, прихватив мой ноутбук. Я пожал плечами. А что мне еще оставалось? *** Следующие два дня мне показались вечностью. Шерлок то метался по квартире, расшвыривая некстати подвернувшиеся ему под руку вещи, то развлекался игрой на своей скрипке (отмечу, что звуки издаваемые инструментом, назвать музыкой можно было с большой натяжкой); на смену пришла вонь от его химических опытов и скандал с соседями из-за затопленной раковины - в общем, не могу сказать, что весело проводил время. Только я устраивался в уютном кресле с книжкой или газетой, как Шерлок выхватывал их у меня, отпуская комментарии, которых я у него не просил. Он меня так достал, что я был готов был сбежать из квартиры куда угодно, но плачевное состояние моего счета и холод на улице не позволяли мне отдохнуть от моего соседа. В конце концов я устроился в своей спальне с отобранным ноутбуком, наушниками и стопкой ДВД-дисков. На утро третьего дня, спустившись вниз, я обнаружил, что химическая лаборатория переехала из кухни, где ей было не место, в центр гостиной, где ей, на мой взгляд, тоже было не место. Бардак на кухне остался в неприкосновенности. Уговаривая себя не обращать на это внимания, я поджарил два яйца и сварил кофе. Излишне упоминать, что сначала я тщательно промыл сковороду, поскольку совершенно не был уверен в том, что вчера посуду не использовали для разведения какой-нибудь особо ядовитой дряни. – Слушай, – сказал я, – а почему бы тебе не съездить в отпуск? Шерлок оторвался от своих реторт и хмуро взглянул на меня. – Прости, что? – Я говорю, почему бы тебе не съездить в отпуск? Ну, там, на Мальту, например, или на Карибы. Солнце, пляж… по-моему, тебе нужно развеяться. – А, по-моему, мне не нужно развеяться. Все, что мне нужно – это новое дело, занятие, мой мозг… – Да, да, знаю, перегревается, как мотор на холостых оборотах… Но почему? Что такого в том, что ты немного отдохнешь? Перемена занятия… Другой климат, ты же можешь себе это позволить. Шерлок запустил пробиркой в стену. – Да я не хочу отдыхать! Я в прекрасной форме! – Ага, оно и видно. Ну, не знаю… Хочешь, я позвоню Майкрофту, спрошу, вдруг у него есть какое-нибудь дельце для тебя? – Нет! И не смей лезть в мои дела! – Да, пожалуйста. Я в магазин. Тебе купить что-нибудь? Он нахмурился на миг, потом улыбнулся. – Извини. Ты прав, я немного на взводе… Купи свежих газет, хлеб и что ты там обычно берешь… Я основательно загрузил тележку в супермаркете, на еду у меня денег хватает. Плата за квартиру, поделенная пополам, была не обременительна, а походы в дорогие рестораны отложим на потом. Хотя новые ботинки мне бы не помешали. С некоторой опаской я сунул кредитку в автомат, но никаких осечек не было. Более того, на своем счете я обнаружил пять тысяч не принадлежащих мне фунтов. Это был не перевод пенсионного ведомства, и уж точно не расчет из госпиталя. – Купил газеты? – встретил меня Шерлок. Я молча кинул ему стопку. – Наслаждайся. Я запихал продукты в холодильник и вернулся в комнату. – Знаешь… произошла странная вещь. – Да, это я. Это справедливо, не так ли? – Ты о чем? – О пяти тысячах фунтов, разумеется. Двадцать процентов от гонорара за банковское дело. – Но… зачем, Шерлок? Нет, это неправильно. – Почему? Ты мне помогал, тратил время, верно? И с работы тебя вышвырнули именно по этой причине. – Что? Как ты узнал? – Я третий день любуюсь на твой ящик с больничным добром. И сверху лежит расчет. Лестрейд и тот бы догадался. Да, и этот ящик на ковре в гостиной как-то не смотрится, не находишь? – Что? Кто бы говорил! – Жаль, насчет твоей работы, – сказал Шерлок, надо полагать, искренне. Ага, искренне. Знаем, плавали. – Как же, жаль тебе. И не нужны мне твои деньги. Я не беру деньги с друзей за помощь. – Обычно я тоже, но тут есть моя вина, и, если ты не примешь их, я не смогу больше просить тебя помогать мне. Тем более… – Что тем более? – спросил я возмущенно. – Я, к твоему сведению, не… – Да! – перебил меня Шерлок. – Да, да, да, я задел твою гордость. Да, ты не голодаешь и вполне способен сам заработать себе на жизнь. Я понял. ОК, пусть это будет займом, по крайней мере, на тот срок, пока не найдешь работу. И снова ее потеряешь. Жаль, мне так нравилось работать с тобой. – Мне тоже нравилось. Какого черта, Шерлок, я хотел бы и дальше помогать. Мне интересно. Это… эээ, так увлекает. – Тогда возьми деньги. Мы перепирались полдня. Честно говоря, доля справедливости в словах Шерлока была, но признать это было слишком болезненно для моего самолюбия. Сошлись на том, что эту сумму я точно заработал, а дальше, если нам еще раз перепадет крупный гонорар, решим по обстоятельствам, как его делить. Но больше, чем на двадцать процентов, я могу не рассчитывать, добавил в заключение Шерлок, вновь склоняясь к своим пробиркам; я в ответ обозвал его шантажистом, зато остаток дня прошел в спокойной обстановке. Шерлок читал газеты, периодически прислушиваясь, не завоет ли полицейская сирена, а я занялся своим блогом. На удивление, краткое и не особо завлекательное изложение «Этюда в розовом» вызвало много комментов, и через одного мне сообщали, что хотят и дальше читать мои истории. Я увлеченно стучал по клавишам; помнится, в колледже я редактировал студенческую газету, да и была у меня парочка афганских дневников, которые тоже могли бы увидеть свет, так что, если немного постараться, можно увеличить количество читателей с имевшихся семидесяти трех до… намного большего числа, а дальше, чем черт не шутит? И мы еще посмотрим, кто заработает на этих криминальных историях больше. Я ухмыльнулся, представив физиономию Шерлока, которому я отдаю двадцать процентов авторского гонорара за книгу. Хотя нет, спланировал я долгосрочную мстю, ему придется обойтись посвящением. За окнами стемнело. В планах на вечер у меня была Сара, и, учитывая внезапно свалившийся достаток, я планировал в кои веки сводить даму в приличное место. Но когда я встал и пошел в свою комнату, мой друг остановил меня. – Джон… Я обернулся. Лицо у Шерлока было несчастным. – Позвони Майкрофту. Ты прав, у него может быть дело. – Хорошо, позвоню. Прямо сейчас? – Да, если не возражаешь. – Ладно. Он стиснул руки, по лицу пробежала тень. – Это важно для меня, – пояснил он. – Быть занятым. – Хорошо, позвоню. Телефон наверху, – объяснил я свою заминку. Он улегся на диван, соединил кончики пальцев. – Скажи ему, что мне нечем заняться. Это было странным, необычным, но Шерлок и обычность – два понятия противоположные друг другу. Я поднялся наверх. На экране телефона мигало сообщение о пришедшем SMS. Майкл Хаксли, мой бывший афганский пациент. Он приглашал меня в гости на недельку в Фовей, пожить в небольшом домике, полученном им по наследству. Вот счастливчик. И еще там было написано, что мне по электронной почте отправлены файлы с «загадкой», которая, возможно, заинтересует моего друга, о котором Хаксли прочитал у меня же в блоге. И, если мой друг сочтет загадку достойной своего внимания, он с радостью окажет ему гостеприимство. Читая высокопарные фразы, я покачал головой. Во-первых, судя по всему, я недооцениваю потенциал социальных сетей. А во-вторых, совсем не в стиле Майкла так выражаться. Я даже подумал, не разыгрывает ли он меня. – Что ты там возишься? – донесся до меня вопль. – Ищу телефон! – крикнул я в ответ и включил компьютер. Я открыл присланные файлы и присвистнул. Чтобы там ни было – но счастливым Майкла назвать было нельзя. – Что он сказал? – спросил Шерлок, когда я спустился вниз с ноутбуком в руках. – Я не звонил. – Почему? – Вот, гляди, у меня есть кое-что получше. Шерлок жадно выхватил у меня из рук ноутбук. Спустя десять минут, которые он потратил на изучение файлов, его лицо засияло, и от недельной хандры не осталось и следа. – Так, – сказал я. – Судя по всему, ты не против поездки на юго-запад. – Что думаешь? – Шерлок постучал пальцем по компьютеру. – Майкл любил свою племянницу, – сказал я. – Причина смерти – обширный инфаркт. Что крайне странно для пятнадцатилетней. В отчете о вскрытии нет данных о каком-либо яде, хотя допускаю, что токсикологическое исследование было проведено не полностью. Плюс этот антураж. Вызов духов… Ты видел ее лицо? Вдруг кто-то напугал девочку до смерти? Так что, если ты ничем не занят и не против поездки… И потом, Фовей курортный городок, так что в любом случае это не должно быть скучно, не так ли? Что ты делаешь? – спросил я, видя, что Шерлок опять уткнулся в компьютер. – Заказываю билеты. Завтра в 8.45. Экспресс с Виктории. Не проспи. – Сам не проспи. – Не я же на свидание иду. – Мне позвонить твоему брату? – спросил я, намеренно игнорируя тему свидания. Понятия не имею, как он догадался. – Что? – спросил Шерлок, судя по всему, начисто забывший о своей просьбе. – А… нет, не надо. Со свиданием ничего не вышло: на Сару свалилось незапланированное дежурство. Я решил собрать дорожную сумку, но только успел уложить в нее джинсы и носки, как дверь моей комнаты бесцеремонно распахнулась. – Сорвалось? Не хочешь поужинать? – спросил Шерлок. – Ты не против итальянской кухни? Вы думаете, он преисполнился ко мне благодарности за полученное дело? Или проголодался? Как же. Ему хотелось обсудить полученные факты, всего-навсего. Когда мы устроились за столиком и сделали заказ, Шерлок откинулся на стуле, обвел взглядом зал. Случайному наблюдателю могло бы показаться, что этот молодой человек глазеет по сторонам от нечего делать, но я уже знал, с какой быстротой и четкостью он замечает детали. – Сегодня Анджело уволил официанта и сменил клининговую компанию, – сказал он. Если честно – мне было глубоко наплевать на кадровые и хозяйственные проблемы владельца ресторации, где мы часто ужинали, но мне полагалось сделать удивленные глаза и спросить: «Как ты узнал?». Впрочем, я преувеличиваю. Если сам факт увольнения кого-либо и не представлял интереса, то ход рассуждений Шерлока был реально интересен. Особенно когда не касался меня. В отношении свидания я решил, что он слышал, как я разговаривал с Сарой по телефону. Не мысли же он и впрямь читает. И так как Шерлок в этот вечер нацелился урвать от меня свою долю оваций, можно было не сомневаться, что он с удовольствием поведает обо всех проблемах Анджело. И спрашивать не придется. Но я спросил: – Неужели? – Здесь хороший повар, но обычно грязно, сегодня же… посмотри сам. – Может быть, он просто нанял уборщицу? – Нет, переставлены столы, не слишком заметно, согласен, но сделано так, что может проехать машина. Отсюда сияющий пол - однозначно механическая работа. – А официант? – Наш заказ не торопятся принести, верно? – Ну… может быть, много заказов,– сказал я и замолчал, так как в зале, не считая нас, было четыре человека. Но я закончил фразу: – А хозяин тебя не видел. – Он уволил одного из служащих, чтобы сунуть взятку санинспектору. – С чего ты взял? А… ты говорил, что у Анджело были проблемы с законом. Понимаю. – Да, правильно. И еще он мне об этом рассказал пару дней назад, когда спросил, не знаю ли я, кого лучше подмазать в сануправлении. Глаза Шерлока заискрились смехом, и я тоже не смог сдержать улыбку. Можно было не сомневаться, что в такое замечательное расположение духа его привела новая загадка. Я не ошибся. Вскоре он стал серьезным. – Я перескажу тебе дело, как запомнил. Ты же читал файлы? – Мельком просмотрел. – Жаль, не хотелось бы ошибиться. – Ну, я думаю, ты запомнил все досконально. – У меня не эйдетическая память, к твоему сведению. Хотя это было бы хорошим подспорьем. Если заметишь неточность – скажи. – Я весь внимание. – Твой приятель… – Пациент. – Не перебивай! – Ты же сам просил поправить, если… – Это не имеет отношения к делу! – Извини, извини, я слушаю. – Так вот. Твой пациент, – он подчеркнул слово интонацией, – одинокий человек. Из родни - брат и сестра. Родители умерли давно, сестра замужем. Брат владел домом в курортном местечке Фовей, катал туристов на лодке, на хлеб хватало, но не слишком. Сестра замужем, имеет двух дочерей. Старшая живет в Австралии, вестей от нее нет, думаю можно о ней забыть. Младшей пятнадцать. – Кристина. – Что? – Младшую зовут Кристина. – Звали. Да, верно. Твой пациент обожал племянницу. После ранения возвращается домой, селится у сестры. Почему не у брата? – Не знаю… Он говорил, что с сестрой у него более теплые отношения. Брат намного старше… Шерлок помолчал пару секунд, очевидно, вспоминая другого старшего брата, потом продолжил: – Итак, брат умирает. – Да, два месяца назад. Майкл писал мне. Судя по всему, несчастный случай. Он перевернулся на лодке. – Что ж, твоему приятелю повезло, что брат был один. Если бы он утопил туриста, дом, скорее всего, пошел бы на оплату адвокатов и компенсацию вреда. – Э… ну, если с этой стороны посмотреть, то да… Внезапно нас прервали. – О, Шерлок! Я не видел, что ты пришел. Привет, Джон! Анджело с подносом в руках подошел к нашему столику. – Лучше бы ты уволил кассира! – сказал Шерлок, оценивающе разглядывая еду. – Я хотел. Но этот паразит пригрозил, что настучит в налоговую о моих маленьких неучтенных доходах. Приятного аппетита, господа. – Неплохо, – оценил Шерлок лазанью Анджело. Я взглянул на него с любопытством. Обычно ни вкус, ни количество пищи его особо не занимали. – Так вот, твой пациент, Майкл Хаксли, селится в родном доме… – продолжил он разговор. – Это, собственно, тоже не имеет отношения к делу, – не удержался я. Шерлок кинул на меня быстрый взгляд. – Хорошо. Перейдем тогда к сути. Неделю назад его любимая племянница умирает. Девочку нашли в ее спальне, окна и двери закрыты. Хаксли пишет, что смерть ее была ужасной, но не говорит, в чем именно это выразилось. – Шерлок! Он пишет ужасной в смысле, что смерть девочки - это трагедия… – Да? Я понял по-другому. На фото лицо трупа искажено страхом, однако никаких следов насилия не обнаружено. У нее были проблемы с сердцем? – Мне об этом ничего не известно. – Но это возможно? – Все возможно. Не все патологии развития обнаруживаются вовремя. Если не было жалоб… – Но на вскрытии должны были отметить, если что-то не так? – По-всякому бывает. Токсикология в норме, ничего такого, что указывало бы на наркотики или яд… – Все равно, я попросил бы тебя внимательно перечитать отчет патологоанатома… хм… есть шанс, что это будет не так интересно, как я думал, – в голосе Шерлока послышалось разочарование, затем снова надежда: – Отчего может случиться инфаркт? – Причин много… Органические повреждение тканей сердца, внезапный шок… например, известны случаи, когда вполне здоровые молодые люди умирали, прыгнув в холодную воду. Или внезапное потрясение… – То есть, выброс адреналина. После этого сдают слабые места. Проблемы с сердцем – инфаркт. – Да, это так, – подтвердил я. – А страх? Можно же напугать человека до смерти? – Ну… наверное. Но выражение лица у трупа – это не слишком надежный критерий. Шерлок прищурился, потом потряс головой. – Бессмысленно строить версии, когда нет фактов. Поговорим о чем-нибудь другом. – Хорошо. Например, о чем? – О твоей сестре. – Гарриет? Ты и так все про нее знаешь. – Почему вы не ладите? Она намного тебя старше? – Нет. На три года. Мы были слишком разные. Как-то не сложилось. Но она – моя сестра. Сестер, как и братьев, не выбирают. Шерлок фыркнул; ясно было о чем он думал. И я рискнул спросить: – А что насчет тебя? – Что насчет меня? – сразу ощетинился он. – Что ты делишь с братом? Родительскую любовь? – Ты хирург, а не психиатр, верно? Так что не пытайся… – Да я и не пытаюсь… Что ты заводишься? Я всего лишь спрашиваю. Ты спрашиваешь, я спрашиваю. Это то, что люди делают, когда ужинают вместе. Разговаривают… Я говорил это спокойно, не пытаясь насмешничать, но лицо Шерлока застыло. Он часто так замирал, полностью уходя в себя, не осознавая, какое впечатление производит этим на окружающих. Когда он себя не контролировал, по его лицу тоже можно было многое прочитать. Сейчас я мог бы поклясться, что он прикидывает возможность рассказать что-то о себе… и просчитывает варианты ответа, стараясь найти слова, которые мне было бы необидно слышать, если скрытность все-таки победит. Отношения с Майкрофтом у Шерлока были достаточно странные, да и его брат был человек более чем своеобразный. Но, видимо, эта тема – табу для Шерлока. Что ж, мне было не настолько любопытно, чтобы выпытывать то, о чем человек не хочет говорить. Я махнул рукой. – Забудь. Он кивнул, довольный окончанием разговора. – Пошли. Надо собраться и выспаться. Завтра рано вставать. Если кто и собирался в поездку – то это был не Шерлок. Когда Майкл Хаксли встретил нас на вокзале и увидел его щеголеватые туфли, он удивленно присвистнул. – Эх, мистер Холмс, у нас тут холодно сегодня. Что-то вы одеты не по погоде, – сказал он, когда я кратко представил своего друга. Майкл совсем не изменился: рыжая шевелюра и покрытое веснушками лицо. Шерлок пожал плечами, но ничего не ответил, признавая справедливость слов. Стильное пальто хорошо для улиц Лондона, но никак не для железнодорожной платформы, где свищет ветер. Пока мы шли к парковке, полил дождь. Мы забрались в машину Хаксли и покатили в Фовей. Дождь сменился снегом, потом снова дождем. Машина была очень кстати, ехали мы не меньше часа, пока дорога не вышла к морю. – Здесь есть видовая площадка, но не думаю, что сейчас вам там понравится. – Да уж, – пробормотал я. Серое небо сливалось с таким же серым морем. – Неуютное времечко, – сказал Хаксли Шерлоку, – но завтра разъяснится. Тут есть на что посмотреть. Городишко у нас небольшой, туристов сейчас мало, но тем лучше – тишина и покой. Джон сказал, что вы не любите шума. Шерлок хмыкнул. – Но если хотите развлечься, то это тоже можно организовать. У нас тут есть пара пабов и ночной клуб «Замок Дракулы». Да вон он, смотрите! Меня низкое в псевдостаринном стиле строение с оккультным дизайном не впечатлило. – Можно прокатиться в «Эдем» – там круглый год открыто, отличный парк, – продолжил Майкл знакомить нас с окрестностями. Мы выехали на центральную улицу, миновали сквер, вновь спустились к воде, и Майкл затормозил около своего дома. Вид был живописный: каменный низ, деревянный верх с огромной верандой, выходящей на море, небольшой сад перед входом. – Прибыли, – сказал Майкл, выбираясь из-за руля. – Добро пожаловать в мою обитель. У меня девять комнат наверху, выбирайте любые. Сейчас там холодно, но внизу камин. Отопление я включу, и к вечеру будет полный комфорт. Есть хотите? – Было бы неплохо, – отозвался совсем озябший Шерлок. Он поднял воротник пальто, пока Хаксли отпирал дверь. Вещей у нас было немного, мы быстро расположились в двух центральных комнатах наверху, обставленных с помощью дорогого дизайнера. Такие вещи заметны сразу. Когда я заглянул к Шерлоку, тот сидел на кровати, обхватив себя руками. – Очень холодно, – пожаловался он мне. – Свитер надеть не пробовал? – У меня нет. Пришлось выделить из собственных запасов шерстяной джемпер. Майкл, как и обещал, включил отопление. К вечеру комнаты должны были стать более пригодны для жилья, а пока мы устроились у зажженного камина. Нижний этаж был выдержан совершенно в другом стиле – сводчатый потолок, стены, обитые темным деревом, камин, пара диванов, длинный стол, огромный ковер на полу. Несколько неуместным выглядела плазменная панель телевизора. – Туристы в восторге, – пояснил Майкл. – Мне больше по душе верхние комнаты… а Кристина… ей нравилось здесь. Он нахмурился. Потом покачал головой. – Прошу прощения за холод, – сказал Майкл. – Я не был до конца уверен, что вы приедете. Погода… да и, наверное, вы заняты сверх всякой меры, мистер Холмс. – Ваше дело показалось мне интересным, – ответил он вполне любезно, и даже отставил большую кружку чая с молоком, о которую грел пальцы. – Расскажите поподробней о своей племяннице. Чем она жила, увлекалась, дружила и так далее. С чем связан ее интерес к спиритизму? – Обычный подростковый бред. Был фильм… «Во власти духов», не смотрели? Шерлок покачал головой. – Ну, у меня есть ДВД, все три серии, если интересно, можно вечером посмотреть. Хотя фильм так себе. Глупость для подростков. Группа ребят завела себе друзей из… ну, того мира. Общались с ними, прямо как в чате… – Майкл кашлянул смущенно… – Крис и подружки ее прям с ума посходили. Они у меня обычно диски свои смотрели – не поверите, так переживали, когда главная героиня умирает. Я ей говорю, сколько можно реветь-то, померла, так померла, но… – Хаксли махнул рукой. – Дети. Господи, неужели я был таким же идиотом в пятнадцать лет? – Что насчет спиритизма? – Шерлок вернул Майкла к теме разговора. – А… ну да, вот они, значит, тоже вызывали духов. Все как полагается. В полночь, со свечами, с тарелкой… потом специальную планшетку купили, выписали через Интернет. Я ей купил, в подарок на день рождения, если точнее. А с планшеткой можно одному раскрутить… – Что раскрутить? – Ну, это… Не, вы не подумайте, что я верю в эту чушь, но вертится же. Сам видел пару раз, отвечает что-то такое, почти осмысленное. А Крис так навострилась крутить эту штуку, что просто звезда у них была. Они долго спорили, кого вызывать из духов, как бы типа друзей… нет, правда, вы не подумайте… – Пока я ничего не думаю, – сказал Шерлок, вставая. – Пожалуй, лучше всего будет осмотреть комнату, где умерла девочка, поговорить с матерью, с подругами. А ты, Джон, – он обернулся ко мне, – поговори с местным медиком. Сам знаешь о чем, насчет причин смерти. – И кого они вызывали? – спросил я. – Э… да много кого. В основном леди Ди, ну, понимаете, девчонки все спрашивали про любовь, кто с кем там будет и все такое… Больше ничего и не скажу. Все забавно было, но я особо не вникал, во что они там играют. Так, заходил пару раз – когда визжать особо громко начинали. Они и здесь часто духов вызывали. Уж, как я переехал, Шерли, сестра моя, не особо гостей привечала. Ну, ее можно понять, проторчи-ка весь день за стойкой бара… придешь домой, а там бедлам полный. Вот она их и гоняла… Но Крис и подружка ее, Дикси, чуть ли не каждый вечер тарелку свою вертели, я уж как Шерли увижу – так им в комнату стукну, что все, кончай веселье. А те книжки на столе разложат, прямо загляденье, две подружки делают уроки… Смешные они. Черт. Извините. Я, наверное, что-то не то рассказываю. Вы лучше спрашивайте сами… что знаю – все расскажу. – У Кристины были проблемы с сердцем? – спросил я. Майкл покачал головой. – Это не могу сказать. Я не знаю. Вроде бы здоровенькая росла, ничего такого. Пока мы добрались до дома сестры Майкла, повалил снег. Я накинул на голову капюшон куртки, Хаксли был в шапке, а Шерлок шел, ничего не замечая. Мне казалось, что загадки никакой нет, стоит поговорить с патологоанатомом, и все разъяснится. Не думает же Шерлок, что тут могут быть замешаны какие-то потусторонние силы? Для веры во что-то, кроме собственного разума, он слишком умен. Однако если я не хочу, чтобы мой друг свалился тут с пневмонией, нужно добыть ему теплую одежду. А потом уговорить одеться. Шерлок жестом остановил нас на пороге и один зашел в комнату девочки, поэтому я лишь мельком смог рассмотреть, что там было. Семья в деньгах не купалась. Кровать, стол, компьютер со старым монитором. Полки с книгами, дисками. На кровати сидели в ряд четыре куклы. Я заметил, как напряглось лицо Майкла, когда он бросил взгляд на игрушки. Комод, накрытый белой кружевной салфеткой. Над ним зеркало. Две толстые свечи из белого воска. Шерлок не торопясь обошел комнату, выглянул в окно, внимательно осмотрел подоконник. Потом, чем-то заинтересовавшись, достал из кармана лупу и вновь проверил оконный проем. Затем его внимание привлек комод, он повертел в руках свечи и кивнул на компьютер: – Я включу? – Да, конечно, – кивнул озадаченный Хаксли. – Я особо в этом не разбираюсь, вы можете делать все, что считаете нужным, мистер Холмс. Позволение несколько запоздало, Шерлок уже просматривал файлы. – Ты надолго тут, Шерлок? – спросил я. – Не знаю, – ответил он, не отрывая взгляда от монитора. – Э… – сказал я, – тогда я поговорю с врачом. – Тут недалеко, пойдем, я провожу, – предложил Майкл. Внизу нас встретила женщина средних лет, с серым, утомленным лицом. – Вот, Шерли, познакомься. Это мой друг Джон Ватсон. Если б не он, мне бы в Афгане оттяпали бы руку, как пить дать. – Здравствуйте, доктор. Майки рассказывал мне о вас, рада познакомиться. – Он привез с собой того частного детектива, что я говорил… Может быть, ему удастся… – Зря ты это затеял Майкл, – сказала женщина. В голосе ее была усталость. – Что бы это ни было – Кристину не вернуть. – Соболезную вашей утрате, – сказал я. – Мой друг сейчас изучает компьютер девочки, ищет зацепки… Вы не могли бы принести ему горячего чаю или кофе? Немного холодно. – Хорошо. А вы куда? – А мы до старины Маккарти. В самом Фовее больницы не было. Пара аптек и несколько частных врачей. Те из жителей, кто победнее, пользовались услугами доктора Маккарти, получившего лицензию, вполне возможно, еще до второй мировой войны. Или незадолго после. Дедок, несмотря на возраст, был бодр и свеж и, хотя не одобрял широкое применение магнитно-резонансной томографии, в пороках сердца разбирался хорошо. – Коронарная аномалия? – спросил я. – У детей они могут протекать бессистемно, вплоть до смерти… – Нет, нет, доктор Ватсон, ничего подобного. Сам видел сердчишко то, не сомневайтесь. Никаких органических повреждений, аномалий, воспалений или дистрофических заболеваний сердечной мышцы, нарушений кровотока, или еще чего. Травма тоже исключается. Спазм коронарной артерии неизвестной причины. Сердечная мышца мертва. – А остальные органы? Что-нибудь необычное? – Понимаете… девочку нашли только утром – когда мать зашла в комнату. Поэтому токсикология под вопросом. Из странностей я бы отметил высокое содержание адреналина, норадреналина, кортизола и дофамина. Но с момента смерти прошло не меньше двенадцати часов… Так что сами понимаете. Но вот лицо… Я как увидел – сам испугался. Губа прокушена, глаза навыкате – готов поклясться, что девочка умерла от страха. – Не духа же она увидела? Вы же не верите в эту спиритическую чушь? – Ах, молодой человек, я не был бы так категоричен на вашем месте… Знаете, когда поживете с мое… Он поцокал языком, а я попрощался. Когда я вернулся в дом Майкла, то обнаружил, что хозяина не было, а Шерлок сидел в кресле у камина и молча смотрел на пламя; я не мог понять, думает он о деле или любуется пляской огня. – Обычный подростковый треп, – сказал он спустя пару минут. – У нее был дружок Вильям Чизмен, и знаешь, что больше всего ей нравилось в нем? Не поверишь. То, что его зовут так же, как принца Вильяма. Шерлок усмехнулся с видом человека, никогда в жизни не совершавшего подобной глупости. – И что теперь? – Есть еще некая Дикси. Дикси Хаутвей. Это лучшая подруга Кристины. Якобы. Хотя в их переписке больше восторгов по поводу фильма, актеров, игравших в фильме, режиссеров, сценаристов, вариантов продолжения, чем каких-то личных признаний. – А окно? Нашел что-нибудь интересное? – Окно не открывалось, – отозвался Шерлок и снова замолчал, глядя на огонь. – Уехать хочешь? – спросил я. – Что? Нет… Нет, с Дикси нужно поговорить. Ведь она была у Кристины в тот вечер. Они на пару болтали в чате с некой Сумеречной мышью. Потом Дикси ушла, а Кристина умерла. – «После того» не значит «по причине того», – ввернул я, как мне казалось, умную мысль, пришедшую в голову. Шерлок закатил глаза, потом спросил: – А у тебя что? Я кратко пересказал то, что узнал у врача. – Норадреналин, кортизол и дофамин? – переспросил Шерлок, оживляясь. – «Боевой коктейль»? – Данные не совсем точны… Шерлок резко вскочил на ноги. – Идем! – А где Майкл? – Остался у сестры. Разговор с пятнадцатилетней девицей не задался с самого начала. Да, она была лучшей подругой Кристины. Да, они в тот вечер, вот же жуть какая, вызывали духов, но потом отвлеклись на чат. Вопрос - ответ. Вопрос - ответ. Девчонка при виде Шерлока поначалу оживилась, но ее неумелое кокетство оставило моего друга абсолютно равнодушным. Я было подумал, что если бы он подыграл ей, то тогда, наверняка, мы бы узнали что-то еще. При желании он с легкостью мог очаровать любую представительницу женского пола от 5 до 95 лет, но он только смотрел на девочку своими светлыми глазами, а та, смущаясь под пристальным взглядом все больше, продолжала трындеть. Нет, ничего такого она не заметила и не запомнила, никого не было, нет, она и знать не знала, что ее подруга больна. Да, сегодня она идет в клуб потусоваться, а чё такого, она-то, слава богу, жива. Да, все друзья переживают, и Вильям тоже, конечно все, как же иначе… Мать девочки хмуро слушала нас, заметно недовольная вторжением в свой дом и расспросами. Шерлок вскоре обернулся и к ней. – Соболезную вашей утрате, миссис Хаутвей. Понимаю, вам не до разговора о соседях. Та взглянула на моего друга испуганно. Он пояснил: – Мы с другом гостим у Майкла Хаксли, он рассказал о вашем горе. Я промолчал. – Синдром внезапной детской смерти, – ответила женщина. Шерлок подошел к столу, взял в руки фотографию в траурной рамке, на которую я и внимания-то не обратил. – Как это случилось? – Да кто ж знает, мы только-только ее приучать стали, чтобы одна спала. Иногда проснется, поплачет, но я не подходила, хотя сердце-то не на месте.… А в одно утро я прихожу, а она не дышит. Восемь месяцев ей было. Теперь вот Кристина. Неправильно это, не по-божески, не должны дети умирать так рано. – У вас еще сын есть? – спросил Шерлок, кивнув на несколько семейных фотографий, развешанных на стенах. – Да, Джимми. Он студент. Тогда приехал из университета на несколько дней погостить, и вот на второй день… – миссис Хаутвей заплакала. Шерлок коснулся ее плеча и сказал с сочувствием: – Мне очень жаль. И простите за причиненное неудобство. Мы попрощались и вышли на улицу. – Так, – объявил Шерлок. Теперь в полицейский участок. Сколько времени? – У тебя же часы на руке. Пятнадцать сорок три. Небольшое здание, где располагались местные блюстители закона, оказалось на другом конце Фовея. Когда мы туда пришли, начало уже смеркаться. Дежурный сержант, Эндрю Моррисон, покачал головой, но открыл сейф и дал нам дело о смерти Кристины. – Вы понимаете, это не положено, но Майкла я знаю с трех лет и видел, как он убивался по своей племяшке. Да мы все тоже переживали, людей здесь не слишком много, так что смотрите, что хотите, нам скрывать нечего. Если сможете Майкла успокоить, то я только спасибо скажу. Нет, с собой не дам, вон там стол – устраивайтесь и читайте. Шерлок раскрыл папку, быстро побежал глазами начало. – Проверь, совпадает ли текст с тем файлом, что мы читали, – сказал он, передавая мне листы с описанием вскрытия тела. – О… а это что? Шерлок вытряхнул из пакета фотографии с места происшествия. Знакомая комната: ближний, дальний ракурс. Девочка, лежащая на полу, нелепо подогнувшиеся ноги, разбросанные вещи: планшетка для вызова духов, фисташковые орешки, свеча. Умиравшая девочка смахнула все, что было на столе, на пол. Шерлок впился взглядом в фотографии: одна, другая, третья, увеличенные части тела, детали комнаты. Бумаг в папке было мало: показания матери, Майкла и длинное, обстоятельное заключение о смерти. То же самое, что я уже читал. Шерлок отобрал несколько фотографий, потом стал нетерпеливо поглядывать на меня. – Все верно, – сообщил я. – Ничего нового. – Хорошо. – Ну и? – дежурный взял папку из рук Шерлока. – Ваше мнение? Что случилось? – Очень может быть, что ничего, – ответил Шерлок. – А это вам зачем? – сержант кивнул на снимки. – На память, – ответил мой друг, помахав фотографиями. – У вас там сорок штук почти одинаковых. Майкл потом вернет. – Ладно. Скажите ему, что мне жаль насчет девочки. На улице совсем стемнело. Снег кружился в свете уличных фонарей, выделывая фантастические пируэты. – Наверное, мы приехали зря, – сказал я, когда мы брели к дому Майкла по скользкой мостовой. – О нет, я так не думаю. Дикси кое-что знает. Но больше ничего интересного из Шерлока вытянуть не удалось. Майкл сообщил, что вечером его и нас ждут у его друзей, планируется что-то вроде небольшой покерной вечеринки, но Шерлок отказался, покачав головой. Я не видел ни одной причины, по которой я не мог бы пойти с Майклом к его друзьям поиграть в карты, да пропустить пару стаканчиков. Когда мы уходили, Шерлок сидел в гостиной на диване, в своей любимой позе - соединив кончики пальцев. В его глазах плясал отблеск пламени, но я был более чем уверен, что он не видел огонь, играющий в камине, а мысли его бродили в каких-то своих таинственных дебрях. Самое лучшее было оставить его в покое, что мы и сделали. Первое, что я понял, когда вошел в гостиную – что-то не так. Отголосок опасности, осознание того, что совсем близко прошелестело что-то очень похожее на смерть. Нет, я знаю, я слишком остро реагирую на такие вещи, мой психотерапевт уверена, что… точнее была уверена, пока я общался с этой дамой, что это последствия посттравматического синдрома, однако я называю это интуицией или обостренным чувством опасности, если хотите. Так вот, уловив это предостережение, я тревожно огляделся. На первый взгляд все было на своих местах, даже Шерлок. Он лежал на одном из диванов, уткнувшись лицом в подушку и не потрудившись снять свои туфли, хоть вот их-то, правильнее всего, было бы не только снять, но и просушить, если он не собирается подхватить простуду; и я уж не вспоминаю про то, что его обувь царапает весьма симпатичную обивку дивана, хозяин которого сейчас отводит домой одного из своих приятелей, с кем мы провели вечерок за картами и пивом. Подождите, какого черта он завалился на диван в туфлях? Когда я его видел в последний раз, он сидел у камина, впав в свой транс, а обувь уже сушилась рядом… Значит, он одевался и выходил? Куда? Ага, так значит, они соизволили выйти погулять в одиночестве и, утомившись до предела на свежем морозном воздухе, пришли домой и завалились в верхней одежде отдохнуть часок-другой? В пальто и перчатках? Я подошел поближе и уже открыл рот, чтобы высказать некоторое недовольство по поводу его действий, как внезапно понял, что именно меня насторожило. Запах крови. Почти неуловимый на пороге, сейчас он стал осязаемым, более того, я отметил неестественность позы моего друга, руку, сжатую в кулак… И физически почувствовал, как трезвеет мой разум. – Шерлок? – я подскочил поближе, тронул его за плечо. Он застонал, утыкаясь лицом в подушку, явно не желая оборачиваться. – Что за черт… Я повернул его голову к свету. Левая бровь рассечена, под глазом на скуле ссадина и отек. На подушке лежало мокрое полотенце со следами крови. – Шерлок? Он немного повернул голову, и я увидел след еще одного удара – уже с правой стороны, под густыми прядями волос. Это становилось опасным. – Шерлок? – снова позвал я его. – Слышишь меня? Можешь говорить? Он промычал что-то в ответ, заставив меня реально напрячься. Я достал из кармана сотовый, включил фонарик. Правый зрачок отреагировал на свет как положено, добраться до левого глаза было затруднительно, потому что, как только я отпустил его голову, Шерлок уткнулся лицом в полотенце. – Эй, слушай, дай я посмотрю, что с тобой. – Все нормально. – Ты получил два удара по голове, это как минимум! Может быть сотрясение… Эй, посмотри на меня. В глазах двоится? – Нет. – Какое сегодня число? – Что? Я мысленно выругался. Такие вопросы задают, разумеется, не чтобы узнать число, а с целью проверить, нет ли спутанности сознания. Но Шерлок мог не знать, какой сегодня день недели или какая дата была утром на календаре. – Меня зовут Шерлок Холмс. Тебя Джон Ватсон. Я не знаю, какое сегодня число сейчас, так же, как не знал этого утром. Доволен? Хорошо иметь дело с умным пациентом. – Не совсем. Хочу проверить реакцию зрачков. Что случилось? Упал? – Их трое было, – сказал он, отнимая полотенце от лица. – Угу. Кое-что проясняется. Я сходил в ванную комнату, намочил полотенце водой, прижал холодный компресс к лицу друга. – Бок болит, – сказал он. – Ага, еще и бок. Отличная новость. Еще что-нибудь? Он задумался на миг, потом тихо сказал: – Нет. – ОК, давай я посмотрю, что там у тебя с лицом. Так, швы накладывать не надо, уже хорошо. С глазами все в порядке. – Пожалуй, ты отделаешься хорошим фингалом. – Сколько ты выпил? – спросил он, поведя носом. – Не твое дело. Я трезв, как судья. Так… открой рот. Хотя не надо, ты говоришь, значит никаких переломов, если только… Я прощупаю лицевые кости, может быть немного больно. Он вздрогнул под моими руками, но не издал ни звука. – ОК, ОК, все в порядке… Я вновь намочил полотенце водой. Шерлок со вздохом приложил холодную ткань к лицу. – Так, а что ты там говорил насчет бока? – Знаешь, когда тебя свалят с ног, то бывает, начинают пинать… Я снял с него туфли, потом расстегнул пальто, задрал тонкий свитер и рубашку. – Надо ехать в больницу, Шерлок. Нужен рентген. – Нет. – Что значит, нет? – Не думаю, что там перелом. Пара ушибов. Мне… Я положил руки на его ребра. – Так, вдохни. Глубже. Больно дышать? Лицо его побелело, но он отрицательно покачал головой. – Не больше, чем раньше – А так? Вдох. Еще. Еще раз. Выдержка изменила ему, он вскрикнул и вцепился в мои руки. – Хватит. – Скорее всего, ты прав, и переломов нет. Боль заставила его прикрыть глаза, но дыхание не было ни поверхностным, ни учащенным. Это обнадеживало. – Ну, сейчас Майк придет, мы тебя… – Нет. – Что нет? – Не надо впутывать сюда твоего приятеля. – Ты хочешь сказать, что ты тут на диване замаскировался так, что он тебя не заметит? И потом, мне нужно, чтобы ты сел, тогда я смогу наложить повязку на ребра, и где я без него найду фиксирующий бинт в два часа ночи, сам подумай? Шерлок промолчал – скорее всего, у него не было сил спорить со мной. Послышался шум у двери, и в комнату вошел, точнее, ввалился Майкл. Мда, проводы приятеля закончились еще одним стаканчиком. – Что тут у вас? – спросил он, стараясь не упасть. – Супер, – пробормотал Шерлок. – Два пьяных идиота. Это будет нечто. Да, это было нечто. Сначала я минут десять втолковывал Майклу суть происходящего, потом пытался остановить его, когда он собрался звонить в полицию, скорую помощь и пожарную охрану одновременно. Наконец до его сознания дошло, что все, что мне нужно – это фиксирующий бинт, который наверняка есть у него в аптечке, – все-таки у него гостиница, да и в машине есть аптечка. Спустя еще десять минут мы стащили с Шерлока пальто, свитер и рубашку. Майк поддерживал его за плечи, а я наконец-то получил возможность нормально осмотреть его травмы. Переломов не было, но несколько хороших отметин на ребрах свидетельствовали о жестоких ударах. От Майкла пользы было не слишком много, но вдвоем нам удалось наложить тугую повязку и довести Шерлока до его кровати. Майкл попытался улечься спать тут же на ковре, и теперь мне пришлось одному волочить его в его комнату. Ликвидацию погрома в гостиной я оставил на завтра. Так, теперь душ, иначе я сам засну на каком-нибудь ковре. Было уже около двух, когда я зашел в комнату Шерлока проверить, как он. Мой друг лежал на кровати, опираясь спиной на подушки, которые принес Майкл. Не спал, смотрел в потолок. – Болит где-нибудь еще? – Везде, черт, ты издеваешься? – Я тут еще проверил аптечку у Майкла – нашел промедол, хочешь, поставлю укол? Сможешь заснуть. – Нет. – Ну, смотри, передумаешь, дай знать. Он повернул голову, посмотрел мне в лицо, потом перевел взгляд вверх. – Проблемы? Я взял стул и сел рядом с его кроватью. – Были, – ответил он и замолчал. Я не удивился. Скорее я бы удивился, если бы ничего не было. – Что ты принимал? – Неважно. – Как долго? – Достаточно, чтобы ощутить последствия. – Давно? – Мне было девятнадцать, – ответил он неохотно. – Банальней не бывает. – Постарайся заснуть, – сказал я. – Расскажешь потом, если захочешь. – Не захочу. – Что все-таки случилось? Кто на тебя напал? – Я был в клубе «Замок Дракулы». Пытался узнать кое-что. – Узнал? – Определенно. Но кое-кто неверно оценил мои намерения. – А имя у этого кое-кого есть? Шерлок взглянул на меня, но не ответил. – Тебе что-нибудь нужно? Пить хочешь? Он покачал головой, отвернулся, потом снова взглянул на меня. – И долго ты тут собираешься сидеть? – Пока ты не заснешь. – Как я могу заснуть, если ты тут сидишь и смотришь на меня? – Я могу почитать. – Иди спать. Со мной все в порядке. – Ага, я вижу. – Я серьезно, Джон. Нет никакой необходимости… – С тобой такое уже бывало, верно? Обычно люди, на которых напали, ведут себя не так. – Да? И как же они себя ведут? – Они хотят рассказать о том, что случилось. И им страшно. – Все уже кончилось, чего я должен бояться? И потом… моя работа предполагает неприятности такого рода. – Это не неприятности! Это нападение! Ты что, не понимаешь, что тебе могли проломить голову? И как ты дошел-то до дома? – Ногами. Заткнись, и так голова болит, и ты тут орешь… Надо отметить, сна у меня не было уже не в одном глазу. Шерлок обладал выдающимися способностями по части взбесить собеседника. Я взял журнал со стола и начал перелистывать страницы, не особо вникая в смысл. В основном я думал о том, что мне стоило отвезти моего друга в больницу, где можно было бы сделать томографию и рентген. Травмы головы – вещь очень коварная. Я периодически поглядывал на Шерлока, который лежал совершенно неподвижно. Но он не спал, я видел это по подрагивающим тонким пальцам, частому дыханию. Внезапно мои мысли были прерваны словами: – Поговори со мной. Я поднял голову. Шерлок смотрел на меня как-то растерянно, словно не веря сам, что говорит это. – Что ты узнал в клубе? – Я сказал, поговори со мной, а не спроси меня. Расскажи что-нибудь. – Что ты хочешь знать? – Расскажи про Афганистан. Если тебе не трудно, конечно. Ты был на войне. Я нет. Что это? – Страх. Грязь. Много работы. Да, много работы. Очень много. Молодые парни, знаешь, жуткие ранения, про тех, кто побывал у талибов, лучше и не начинать вспоминать… везде песок, пыль. Талибы… Тебе действительно это интересно? Ты же равнодушен к политике. – Я спрашиваю не о политике. Я спрашиваю о тебе. Как тебя ранили, Джон? Я поймал себя на том, что откинулся на стуле и скрестил руки на груди. Шерлок тоже это заметил. – Это… – я замолчал. – Не хочешь говорить? Почему? – Это сложно объяснить. Нет, не то, как ранили, или что случилось. Почему не хочу. – Это не стыд, не страх… Гнев? Ты злишься? Почему? На кого? Я встал со стула и прошелся по комнате. Простые вопросы, верно? Не знаю, что на него нашло, видимо, это говорит боль и события сегодняшнего вечера. Я обернулся. Шерлок приподнялся на локтях и, хмурясь, смотрел на меня. – Хочешь пить? – снова спросил я его. – Слушай, извини, если ты не хочешь, не говори, я… да, если можно, дай воды. Я принес ему стакан, он осторожно выпил половину, молча откинулся на подушки. Я стоял рядом, сжав зубы. – Это легко, на самом деле, если знать. Почему. Почему не хочу рассказывать. Точнее, не могу. Но если тебе и впрямь интересно… Только это не то, что можно повторить где-то… ну ты поймешь. Он кивнул, и я, чуть помедлив, сел на стул и начал говорить. – Мы попали в засаду. Глупо, совершенно бездарно спланированная операция. Такое иногда бывает – получили неверную информацию о заложниках, отряд спецназа ехал выручать, и я тоже; было сообщение о том, что двое из пяти наших ранены. Нас обстреляли, джип перевернулся, по счастью, рядом были старые канавы – остатки ирригационной системы. Мы сидели там, как крысы, в ожидании подмоги с воздуха… Помню, командир все время кричал по рации – передавал наши координаты. Ребята отстреливались… Народ там разный, группа была сформирована недавно, и до меня доходили слухи о конфликтах; там, если кто кому и врежет пару раз, обычно все решали между собой. Я сидел у стены этой канавы, широкой, кстати говоря, и высотой почти метр. Один парнишка запаниковал – самый молодой, странно, что он вообще попал в группу, говорили, у него был какой-то особый талант – идеальный снайпер, но там нужна была не снайперская винтовка, а гранатомет… Шерлок слушал очень внимательно, чуть сдвинув брови. Взгляд у него был удивительный, людей иногда передергивает, когда на них смотрят такими глазами, словно пронизывающими насквозь, но здесь… нет, в нем было понимание, и, наверное, поэтому я рассказал то, что никогда и никому не рассказывал. – А потом в этот наш окоп упала граната. Она крутилась на месте, и я не успел толком испугаться… Сержант, амбал такой здоровый, метра два высотой, схватил этого парня и кинул его на гранату, а сверху навалился сам. Потом она рванула. Меня оглушило и задело осколками ногу и плечо – я был ближе всех… Сержант и парнишка погибли. То, что осталось от парня… Ты не представляешь. Люди… не должны так умирать, Шерлок не должны. Это… я врач, я много чего видел, ты понимаешь… но это... Я лежал там, на песке, просил: «Господи, пожалуйста, не дай мне умереть», и смотрел на небо, белое такое небо, и все ждал, когда прилетят вертолеты, чтобы забрать нас оттуда. – А остальные? – Больше никого… Я все думаю – почему он схватил именно его? Мог ли он так же меня кинуть на эту гранату? Не знаю… Парня вернули в цинковом гробу, как героя. Сказали, что это он сам бросился на гранату, закрыл телом. Спас друзей. Да… Сержант… наверное, он думал, что выживет. Но не повезло. Ему осколок попал в мозг. Через глаз. Вот такая история. А вертолеты прилетели через 18 минут… Это было красиво – смотреть, как они стреляют с воздуха… Шерлок протянул руку и сжал мою ладонь. Я замолчал, с удивлением глядя на него. Это было странное проявление дружеского участия и человечности для него. И ты никому об этом не рассказывал, – сказал он. Я кивнул. – Неудивительно, что твой психотерапевт ничем не смогла тебе помочь, – тихо сказал он, отпуская мою руку. – Да, первое время… это было трудно. Принять. Но я в порядке. Сейчас - уже в порядке. – Иди спать, Джон. Дай сотовый, если мне станет хуже или что-то понадобится, я позвоню. Обещаю. Проснулся я поздно и не сразу понял, что меня разбудило. Не телефонный звонок. Шум внизу. Я уже оделся, когда в дверь постучал Майкл. – Там пришли к твоему другу, – Майкл потер ладонями похмельную физиономию. – Полиция. Я спустился вниз. В гостиной переминался с ноги на ногу наш вчерашний знакомый. – Сержант Эндрю Моррисон, – представился он, заметив, что я пытаюсь вспомнить его имя. – Вы извините, что я вот так, по-простому, мы тут народ не церемонный. Сегодня воскресенье, я сообщил инспектору о том, что случилось, но подумал, что вы могли бы мне немного помочь, если можно, неофициально… – Что? Вы о чем? Откуда вы вообще узнали? Ты позвонил в полицию? – спросил я Майкла. Тот тупо посмотрел на меня и покачал головой. – Меня вызвали родители девочки, – Моррисон взглянул на часы, – сорок минут назад, как ее нашли. – Кого нашли? – не менее тупо переспросил я, прикидывая, когда и куда Шерлок умудрился улизнуть из дома еще разок, чтобы влипнуть в историю. – Алиса Адамс. Совершенно необъяснимая смерть. Я сразу подумал о, – он взглянул на Майкла, – о твоей племяннице. Лицо, знаешь ли… сложно что-то сказать наверняка, но раз вы занимаетесь этим делом… В общем, я хотел предложить взглянуть на… тело. – Понимаете, вчера вечером кое-что случилось. Мой друг. На него напали поздно вечером, когда он возвращался из «Замка Дракулы». – Что? Ох, ну ничего себе! - Моррисон покачал головой. – Поганое место, прямо вам скажу. Терпим ради туристов, хотя сейчас в основном местная молодежь там пасется. Сильно ему досталось? – Достаточно. Я пойду проведаю, как он, но если спит – я не буду его будить. Придется подождать. – Что? А, да, то-то я смотрю, у вас тут погром, – Моррисон оглядел гостиную. Я поднялся по лестнице, стукнул в дверь Шерлока. Он не ответил, и я приоткрыл дверь. Мой друг сидел на кровати, держась за бок. Лицо было усталым и осунувшимся. Ясно, что он так и не заснул. – Что там случилось? – спросил он. Я объяснил ситуацию. – Черт, надо идти, пока там все не затоптали. – Шерлок, послушай… – Мне надо одеться, куда ты дел мой свитер? – Это мой свитер, если ты забыл. Ты уверен, что сможешь ходить? – Видишь ли, летать я не умею. Помоги лучше. Он встал на ноги, но, если бы я не подхватил его под руку, боюсь, он не устоял бы. – Давай я схожу. Посмотрю, что там, потом все тебе расскажу, а ты ложись. – Нет. Мне нужно самому… Если забинтовать потуже, будет лучше. – Шерлок… – И что ты там вчера говорил насчет промедола? – Шерлок, я хотел, чтобы ты уснул, а не… – Ты поможешь или как? Бог свидетель, если бы был хотя бы малейший шанс отговорить моего приятеля от прогулки – я бы им воспользовался. Но его не было. Все, что мне оставалось – сделать то, о чем меня просили. Нет, то, что от меня требовали. Мы спустились вниз минут через двадцать. При виде опухшей физиономии Шерлока Моррисон присвистнул. – Ничего себе. Вы запомнили, кто это был? Шерлок дернул плечом, игнорируя вопрос. Но взгляд его упал в зеркало, висевшее у входа, и я увидел, как брови его недовольно сдвинулись. Майкл оказался прав. Вчерашняя буря сменилась ясным, морозным днем. На улице снег искрился в лучах солнца, заставляя жмурить глаза. Патрульная машина ждала нас на дороге. Тут я узнал еще одну черту характера своего друга. – Я лучше прогуляюсь, – внезапно заявил он. – Адрес? Моррисон и Майкл переглянулись. Я развел руками. – Вы езжайте, – сказал я. – Мы дойдем. – Три квартала вперед, потом налево, второй дом, – ответил Моррисон с видом человека, осознавшего, что он совершил ошибку в важном деле. Полицейская машина уехала, Шерлок медленно пошел следом. Я догадался, почему он решил так сделать. Садиться и выбираться из машины ему было больно, равно как и принять помощь. Дальнейшие слова подтвердили мою догадку, что внезапная страсть к пешим прогулкам связана с его физическим состоянием. – И еще мне нужны темные очки, – сказал он. Когда мы вышли из сувенирной лавки, продавец, я думаю, перекрестился. Никогда бы не подумал, что Шерлок так придирчив в выборе личных вещей. Фирма-производитель, год выпуска, модель, состав стекла - он засыпал продавца вопросами, на большую часть которых тот не знал ответа. – Теперь ты похож на агента секретной службы, – сказал я, пытаясь обратить неловкую ситуацию в шутку, но Шерлок не ответил и я, почему-то рассердившись, добавил: – Которому набили морду. Однако и на это он никак не отреагировал. Дом, около которого стояла полицейская машина, знавал лучшие времена. Старинное здание требовало хорошего ремонта. Мы вошли вовнутрь и оказались в центре трагедии. Мать погибшей, накачанная успокоительным, была где-то наверху, в невменяемом состоянии. Хозяин дома был потрясен не меньше, но все же мог отвечать на вопросы. Нет, Алиса никогда ничем не болела, никаких проблем, ее все любили. Утром первой встала жена, она и увидел дочь – та лежала на полу кухни. Он прибежал на крик. Нет, он не представляет, что могло случиться, абсолютно. Алиса хотела приготовить завтрак… Как только Шерлок оказался на месте преступления, скованность его движений исчезла как по волшебству. Он быстро и уверенно осмотрел гостиную и кухню. Труп был прикрыт простыней. Шерлок опустился около него на колени; я заметил, как отец девочки вздрогнул и отвел взгляд. Я постарался встать так, чтобы закрыть от него тело дочери. Я видел, как работает Шерлок уже не раз, но наблюдал за ним с неослабевающим интересом. Все подверглось тщательному осмотру – одежда, руки, волосы; темные очки он снял, как только они стали мешать ему исследовать детали. – Джон, – спустя пару минут услышал я, – иди сюда. Мы с Моррисоном обменялись понимающими взглядами. – Пойдемте, мистер Адамс, - сказал полицейский, – покажите мне комнату Алисы. – Ничего там не трогайте! – предупреждающе крикнул Шерлок. – Слушай, ты бы поделикатней, а? – сказал я, опускаясь на колени рядом с ним. Он вскинул голову. Глаза его сузились, губы дрогнули. – Что думаешь? – спросил он, игнорируя мою просьбу. Девочка лежала на боку, голова откинута. В мертвых глазах застыл ужас. – Часа два-три назад, – сказал я. – Повреждений не видно. – Это то же самое, – сказал Шерлок. – Посмотри на ее губы. – Губы как губы… прикушена одна губа... – Кулаки сжаты, и выражение лица… не кажется странным? – Сложно определить, какое выражение лица у трупа, знаешь ли… – И тем не менее, я уверен, что это страх. – Но кто мог напугать девочку? Ну хорошо, с Кристиной ей могло почудиться что-то, раз она вызывала духов или что там такое. Но здесь? Утром? В родительском доме? – Она проснулась рано, умылась - чувствуешь запах зубной пасты? Спустилась вниз приготовить завтрак. Очевидно, что себе – скорлупа от двух яиц, пальцы в белке. Включила кофеварку, разогрела плиту… Шерлок вдруг замолчал. – И что? Кто мог напугать девочку до такого состояния? – Понятия не имею. В комнате Алисы ничего интересного обнаружить не удалось. Не считая того, что погибшая отличалась особой аккуратностью. Кровать заправлена, на стуле приготовлена спортивная одежда. Отец пояснил, что сегодня его дочь с одноклассниками собиралась идти в небольшой поход, поэтому и встала так рано. С матерью нам поговорить не удалось. Мы вернулись домой. Шерлок устроился на ковре в гостиной, разложив вокруг себя фотографии, которые взял в полицейском участке вчера, и свою сегодняшнюю добычу. Cудя по всему, он был вполне доволен жизнью. От еды он отказался и на мой вопрос, не нужна ли помощь, пробормотал нечто невнятное. Поэтому я без особых угрызений совести вместе с Майклом отправился на прогулку. Мы пообедали в уютном ресторанчике с видом на залив, прогулялись вдоль берега, потрепались об армейских деньках; когда мы решили вернуться, день клонился к закату. Огни полицейской машины, остановившейся около двери нашего дома, заставили нас прибавить шагу. Сержант Моррисон увидел нас и подождал на пороге. – Мне нужно поговорить с мистером Холмсом. Срочное дело, – пояснил он. Было очень приятно, зайдя с морозного воздуха, оказаться в тепле. Шерлок уже перебрался с ковра на диван и увлеченно выстукивал босыми ногами по подлокотнику одному богу известно какую мелодию. – Как ты тут? – спросил я. Он обернулся к нам, но не прекратил своего занятия. – Мистер Холмс, я вычислил, кто убийца! – заявил Моррисон с порога. Шерлок попытался вскочить на ноги, как обычно делал, если разговор принимал максимально интересный оборот, но охнул, схватившись за бок, и ограничился тем, что сел на диване. – Что? – Понимаете… Ноутбук Алисы, я весь день просматривал записи… – И что? – Кое-что выяснилось. Майкл, ты не мог бы оставить нас? – С какой стати? – Дело деликатное. Касается твоей Кристины. – Говори, я хочу знать все. – Понимаешь… Похоже девочка была не столь невинна, как ты, да и все мы, могли бы думать. – Что ты имеешь в виду? – Вот смотрите, что я нашел в ее компьютере. Моррисон включил ноутбук и подал его Шерлоку. Мы с Майклом заглянули тоже. – Что это за хрень? – спросил Майкл. – Это называется чат, – ответил Шерлок, пробегая глазами текст. Плюха: Ты ничего не знала? Сумеречная мышь: Ничего. Он не должен был этого делать. Плюха: Я была не против. Сумеречная мышь: А Биг? Плюха: Люблю разнообразие. Это было забавно. Сумеречная мышь: Расскажи подробней. Плюха: Спроси у Дикобраза - она в экстазе! Сумеречная мышь: Врешь. Плюха: Спроси ее сама. Плюха: Это Дикси: правда классно было. Сумеречная мышь: Вранье! Плюха: Дикси: Таких уроков у нас еще не было. Плюха: Ты одна осталась. Плюха: Тебе понравится. Плюха: Чего молчишь? – Думаете, речь идет о сексе? – спросил я. – Скорее о каком-то новом сорте травы. Здесь может быть совсем другой смысл. – Дикобраз – это Дикси, подружка Кристины, – задумчиво сказал Шерлок. – Плюха - это Кристина. Сумеречная мышь – Алиса. Биг - Вильям Чизмен, самый здоровый парень из их компании и приятель Кристины. – Откуда ты знаешь? – Я читал нечто подобное у Кристины. – Но с чего ты взял, что это про секс? – недоуменно спросил Майкл у сержанта. - И с кем? Не с учителем же? Они… Им же по пятнадцать! Доктор прав, скорее всего, речь о наркотиках. Моррисон вздохнул. – Я понимаю. Трудно принять такое. Но посмотрите еще. Как вам это письмо? «Когда сравниваешь, то да, понимаешь, что взрослый мужчина намного интересней, чем мальчишки. Во-первых, он не спешит, ждет, пока и я тоже не захочу, я спрашивала, как он держит контроль – он сказал, что повторяет формулы, которым нас учит, прикольно, да? Тебе он то же самое говорил? Он сказал, что у него были раньше проблемы, и, если я захочу, то могу отправить его на много-много лет сама понимаешь куда, но зачем же мне это делать?» – Дальше легко – фотографии учителей на сайте школы в прекрасном качестве. Есть программы идентификации лиц, и нужен допуск, эээ… это неважно, но сведения точные. Рональд Тревор - это Рой Мозли. Преподает физику. Мы с Майклом переглянулись. – Хм, – сказал Шерлок. Я не понял, что означало это «хм» - то ли ему прекрасно известны программы идентификации лиц, необходимые для этого допуски, Рональд Тревор и Рой Мозли по отдельности и вместе взятые, то ли он понятия о них не имеет, но в жизни не признается. – Это кто? – спросил Майкл. – Привлекался в 84 году за действия сексуального характера в отношении несовершеннолетней. Факт не доказан, – пояснил Моррисон. – Черт! - Майкл потрясенно взглянул на меня. - Это же… – То есть этот педофил убивает подростков? – сказал я. – Зачем? Шерлок, ты же смотрел компьютер Кристины! Было там что-то подобное? – Нет. – Ты уверен? – Разумеется, уверен! Это кое-что объясняет. – Что объясняет? – То, что я видел в клубе. Они вели себя так, словно у них был один общий секрет. – Ага, так вот что ты там делал в клубе! – А ты что, решил, что мне захотелось поплясать на деревенских танцульках? – Но зачем ему это делать? В смысле убивать? И как? Если бы им не нравилось то, что происходит… Если бы тут было замешано насилие… – Угроза разоблачения! – Майкл сжал кулаки. - Бог ты мой, этот подонок совратил мою племянницу, а потом убил! Я… – его взгляд заметался. – Стой, стой, стой! Подожди! – я схватил Майкла за руки. – Успокойся! Это не доказано. – Мне нужно посмотреть и компьютер Кристины, – сказал Моррисон. – Собственно, за этим я пришел. И ты уж сестре сам сообщи как-нибудь помягче. – Я бы не торопился, – вставил Шерлок. – Что? Вы считаете, я ошибаюсь? – Насчет убийств? Определенно. – А насчет учителя? – Не могу сказать. Но имейте в виду, что подобные обвинения без достаточных доказательств никак не поспособствуют вашей карьере. – Ну, а как это можно объяснить? – Да как угодно. Может быть, все, что вы прочитали – вымысел. Фантазия. Надо отметить, что сержант со вниманием выслушал моего друга, однако на его решимости продолжить следствие в выбранном направлении это никак не отразилось. – Пойдем, Майкл. Вы как, с нами, мистер Холмс? – Все, что было можно, я там уже видел, – отозвался Шерлок равнодушно. Майкл и сержант ушли. Шерлок соединил кончики пальцев и устремил взгляд в огонь. – Ты думаешь, что письмо – это фантазия? – Может быть. Я давно выяснил, что лучший способ привлечь внимание Шерлока - это проигнорировать его присутствие. Покопавшись в корзинке около входа, я нашел журнал потолще и устроился в кресле. Я не читал, лишь переворачивал страницы, украдкой бросая взгляды на Шерлока. В какой-то миг наши глаза встретились. – Так что там было в клубе? Может, расскажешь поподробней? – спросил я. – Скажи лучше, как можно напугать человека до смерти? – С медицинской точки зрения? Э… ну…. – Что такое страх? – Реакция органи… – Неверно! Твоя нога может бояться? Или рука? Может, у тебя уши боятся? Или нос? – Что ты имеешь в виду? – Страх – это реакция мозга на угрозу, внутреннюю, внешнюю, неважно, но именно мозг решает, что ситуация выглядит пугающей – ты начинаешь бояться. Адреналин в кровь, кислород в мышцы и так далее… Реакция - бей или беги. Ты же не боишься собаку, которая бежит к тебе, если ее не видишь? – Да я и когда вижу собаку, я ее не боюсь... что ты хмыкаешь? Я не боюсь собак. То есть, ты хочешь сказать, что девочки увидели что-то такое, что вызвало у них паническую реакцию? Думаешь, здесь была замешена собака? – Что? Конечно, нет! При чем здесь собаки?! – взвыл Шерлок. – Ты же сам заговорил… Ладно, давай дальше. – Как мозг получает сигналы? – Органы чувств… – Да, да, да. Зрение – мы видим собаку, о господи, ладно, не собаку, тигра, медведя, крокодила… Слух – слышим лай, ты понял, запах - чуем псину, осязание – трогаем и понимаем, что это собака… – И что? – прервал я его. – Дверь закрыта. Девчонки были дома. Никаких посторонних лиц. – Но что тогда вызвало реакцию? – Хороший вопрос. Который, нашему сержанту, в голову не пришел. – Он считает, что насильник пришел и… – Он не был насильником. Если то, что они пишут, реальность – с чего им его бояться? Так, чтобы упасть с разрывом сердца? Что мамулечка и папулечка узнают? Ха-ха – три раза. Я помолчал. Потом спросил с некоторой долей нерешительности: – Шерлок, ты веришь в бога? Взгляд, которым меня одарили, интерпретировать было очень сложно. – Если ты хочешь предложить версию, в которой девочка и впрямь вызвала к жизни потусторонние силы, то так и скажи. – То есть, нет? – В общение с духами я не верю. Распаленное воображение может сыграть злую шутку. Но вряд ли смертельную. – Знаю! – вдруг закричал я от сверкнувшей в моем мозгу догадки. – Это был инфразвук!!! Частота 7-8 герц вызывает у человека реакцию беспричинного ужаса! Учитель физики… он мог сконструировать… Шерлок! Вот как они были убиты! Слышал когда-нибудь про голос моря? Находили суда с командой, впавшей в беспамятство или умершей от разрыва сердца, причина – штормовой инфразвук. Обычно его интенсивность невелика, но существуют особые условия в атмосфере, когда она может увеличиться в десятки и сотни раз. Эксперименты показали… Что? Почему ты смеешься? – И где этот прибор? Как я понимаю, он должен работать в непосредственной близости от жертвы, иначе весь городок был бы в состоянии помешательства. Нет… – Мало ли, может быть, у него узконаправленная сфера действия… – Мне очень не хотелось отказываться от своей теории. - Ты думаешь, учитель тут вообще ни при чем? – Очевидно. – Слушай, а что было в клубе? – Что ты пристал с этим клубом? То собаки, то клуб! Обычный клуб, дикая музыка и скачки под прожекторами. Что, ты не видел, что ли, подобное убожество? Трава в туалете, все как всегда. Мне было интересно посмотреть на друзей Крис – в оффлайне. Дикси, несмотря на недавнюю гибель подруги, вешалась на шею ее бывшему парню. Который Биг в сети и Вильям (почти как принц) в реале. Он, в свою очередь, больше внимания уделял не ей, а Мыши, то есть Алисе. Когда Биг и Алиса пошли танцевать, я пригласил Дикси. Шерлок скривил презрительно губы. – Эту малолетку? – Я же не спать с ней собирался. Мы немного потусовались, потом я купил ей выпить, разумеется, самый дорогой фирменный коктейль «Кровь Дракулы». Девочка с претензиями. Судя по запаху, 40 процентов этанола… – Шерлок, она же несовершеннолетняя! – И что? Надо думать, я был не первым, кто покупал ей крепкий алкоголь. И потом, ты что, не заметил, она еще дома на меня запала? Мы мило поболтали – о ее друзьях, о том, какая она взрослая и уже давно не верит во всяких там духов, зато знает много чего интересного и прочее бла-бла-бла, а потом появилось трое парней, один из них был этот самый Биг, чертов громила, – в голосе Шерлока прозвучал отблеск обиды. – Нет бы спасибо сказать, Дикси была готова выцарапать ему, как она выразилась, «гляделки»… Его рука непроизвольно потянулась к ссадинам на лице. Пальцы коснулись кожи, и он поморщился. – Не трогай, все пройдет через неделю. – Дальше ты знаешь, – закончил историю Шерлок. Я прокрутил в голове информацию. – Итак, говори, что надумал. Оказывается, Шерлок все это время внимательно наблюдал за мной. – Мне кажется, ты недооцениваешь силу страстей, которые, судя по всему, бушуют среди этих подростков. Ревность… – Что? Ты что, думаешь… Он внезапно замолчал. Потом встал, лицо его резко побледнело, и не от боли, по крайней мере, физической. Мысль о том, что он что-то упустил, могла причинить ему не меньше страданий, чем удар ботинком под ребра. – Телефон. Нет. Нужно узнать. Одевайся! – Что? Что случилось? Мы выскочили из дома на темную улицу. – Куда, Шерлок? К Кристине? Мой друг почти бежал по улице. Один квартал, второй, третий, поворот налево, второй дом. Шерлок уже колотил по двери кулаком, а я только вбегал в калитку. Дверь открыла женщина. Заплаканные глаза, отекшее лицо. – Мои соболезнования, миссис Адамс, – почти выкрикнул Шерлок. – Мне нужно знать – кто был вчера у вас в гостях? Женщина уставилась на моего друга, как на помешанного. – Я работаю с сержантом Моррисоном, – пояснил Шерлок, переводя дыхание. – Кто был у вас в гостях вчера? – Эээ… заходила миссис Донован одолжить журнал мод, потом приходили из булочной, я заказала… – Вечером! – перебил ее Шерлок. - Вечером кто-нибудь приходил? Последний гость? Да или нет? – Нет, то есть да… Дикси прибегала к моей… – Глаза женщины наполнились слезами. – Что она делала? – Они с Алисочкой сидели у нее в комнате, говорили по телефону… Когда стемнело, она ушла в клуб. А Алисе я запрещаю… запрещала там бывать… И утром они собирались в поход… – Больше никого не было? – Нет. – Спасибо! Вы очень помогли. Шерлок развернулся и пошел обратно на улицу, я мог только, извиняясь, развести руками перед обескураженной женщиной. – Теперь куда? – Пора навестить сестру твоего друга. Когда мы пришли, Майкла и сержанта уже не было. Шерли не особо была рада гостям, кроме того, Шерлок вновь попросил пустить его в комнату Кристины. – Смотрите, если вам нужно, хотя сколько можно? Ходите всё, то брат, то вы, то полиция… девочку мою не вернуть, чтобы вы там не нашли. – Это важно, – сказал я ей. Она кивнула, вздохнула печально. Шерлок буквально ворвался в комнату. Быстрый его взгляд обежал нехитрую обстановку и остановился на свечах, что стояли у комода. Он внимательно осмотрел обе. – Я возьму вот эту. Верну потом. Нужно… провести небольшой эксперимент. – А планшетка нужна? – Что? – Ну, она же вызывала духов… со свечой и планшеткой, если… – Нет, нет, это другой эксперимент. Духи – это сказки. – Я очень не одобряла ее увлечение. Есть вещи, которые лучше не трогать, если вы понимаете, о чем я. – Не понимаю. До свидания, эээ… Шей… Шерли. Завтра я буду знать больше, – выпалил Шерлок. И снова я улыбнулся, извиняясь. Когда мы вернулись домой, то обнаружили, что Майкла все еще нет. Но на столе лежала записка: «Жду вас в «Боцманской дудке» (где мы вчера обедали с Д.)» – Пойдем? – спросил я Шерлока. – Ты можешь думать о чем-нибудь, кроме еды? – Нет, когда хочу есть. – Ладно, пойдем… Но сначала я хочу провести один опыт. – Со свечой? Что… – Слушай. Реакцию страха должно было что-то вызвать. Посторонних отметаем, никого не было. Твой инфразвук – из области фантастики. Что остается? – Ядов в крови не обнаружено. – Верно. Но не все яды можно обнаружить. Особенно такие, которые не внесены в каталоги… – Ну, – протянул я, – ммм… есть препараты, вызывающие реакцию страха или паники, группа треморинов, например. Но не заметить внутривенный укол невозможно, сам пониамешь… Хотя военные разработки «газов страха» тоже были… Но говорю же – токсикология в норме, ничего такого… – А если это было что-то такое, что никто не знает? – И где оно? Как она его приняла? Выпила? Съела? Газ? Я даже не спрашиваю, откуда он вообще взялся, твой препарат? Шерлок подал мне две фотографии. Общие планы: комната Кристины, кухня родителей Алисы. – Найди общее. Я долго смотрел на фото, прежде чем сказать: – Сдаюсь. – В обоих случая было кое-что, отличающееся температурой от окружающей среды. Свеча и включенная плита. Убийца капает свой яд в свечу, видишь, как она обгорела? Ею пользовались, и фитиль находится немного ниже края - идеальное место, чтобы налить бесцветную отраву. – О, так она уже бесцветная? – Ну, разумеется, бесцветная! Где ты видишь здесь цвет? – Шерлок сунул мне свечу почти под нос. – А с плитой еще лучше – немного жидкости на наиболее часто используемую конфорку. Жертва зажигает свечу, включает плиту и спустя некоторое время умирает. Никаких следов. Идеальный способ. Говоря это, Шерлок подтащил стул к столу и поставил свечу на стол. Потом подошел к окну и поднял раму вверх. – Открой дверь, – попросил он меня. – Ты что, всерьез решил проверить свою теорию? – Естественно. – Подожди. – Его уверенность меня испугала. – Если ты прав… то это может быть опасно. – Вот поэтому я открываю окно и дверь. А ты выйди на улицу. Если что-то пойдет не так – сможешь помочь. – Ну, нет! Даже не рассчитывай! Я уселся на стул. – Ты не веришь, да? Джон, я серьезно. Это может быть опасно. – Сейчас проверим. Я видел, что на лице Шерлока отразилось сомнение. Сквозняк, который он устроил, уже выстудил комнату. Поколебавшись секунду, Шерлок подтащил к столу второй стул и передвинул свечу на середину стола. Потом взял спички, лежавшие на каминной полке. – При проявлении малейших симптомов нужно будет немедленно это прекратить, – сказал он. – Ты точно хочешь здесь быть? – Зажигай. Знакомый ток адреналина кружил голову. Был ли я уверен, что Шерлок ошибается, и его версия чересчур фантастична? И ни малейшей опасности нет? Не знаю. Пятнадцатилетняя девочка-убийца? Неизвестный современной токсикологии препарат? Шерлок чиркнул спичкой. Восприятие внезапно обострилось. Я услышал, как с легким шорохом зажегся огонь, спустя бесконечно долгое время огонек замерцал и внутри свечи. Я смотрел в лицо Шерлока, пытаясь угадать, о чем он думает. Он, словно почувствовав мой взгляд, посмотрел на меня, и у меня мороз пробежал по коже – на его лице было выражение, которое я уже видел. На меня смотрели глаза человека, готового выстрелить в груду взрывчатки. Запах лаванды поплыл по комнате. Я чуть было не расхохотался – нам досталась ароматизированная свеча? Запах обволакивал, становясь все отчетливее, улыбка коснулась моих губ, я вдохнул, только сейчас поняв, что непроизвольно задерживал дыхание, и тут мое сердце внезапно сделало какой-то странный скачок, и я почувствовал сильные частые удары; тонкая струйка дыма, что поднималась из свечи, внезапно стала черным облаком, закрывшим мое сознание. Что-то ужасное приближалось, что именно, я не знал, но чувствовал, что должен немедленно бежать отсюда, однако руки и ноги не повиновались мне. И сам этот факт вызвал новую волну ужаса. Я попытался закричать, но все, что издало мое горло – какой-то невнятный крик. Я видел исказившееся лицо Шерлока с черными глазами, видел, как он оттолкнулся руками от стола, упал вместе со стулом на пол, потом я услышал крик боли и отключился на пару секунд. Я почувствовал, как его руки схватили меня и поволокли к выходу, потом он упал, но мы были уже почти у двери. Холодный воздух вернул мне рассудок, но не силы – все, что я мог, это, схватив Шерлока за руку, выползти за дверь; спустя пару минут я осознал, что стою на коленях посередине сада Майкла и пригоршнями швыряю себе в лицо снег. Я обернулся, услышав слабый стон за спиной. – Шерлок? – Я… прости, Джон, – хрипло прошептал он, – это была невыносимая глупость с моей стороны. Я не должен был… и тем более не должен был втягивать в это тебя. – Забудь, – сказал я. – Хотя нет, продолжай. Так приятно это слушать. – Я… не ожидал, что действие будет таким резким и сильным… – Ну… нам повезло, что мы живы. Шерлок сел на земле, прижимая руку к пострадавшему во вчерашней драке - неужели только вчерашней? - боку. Видимо, когда он упал, именно боль отрезвила его, подарив несколько секунд сознания, позволивших ему спасти нас. – Больше никогда! – сказал он. – Никаких экспериментов на себе? – уточнил я, окончательно приходя в себя. – Следует заставить тебя подписать эту клятву и заверить у нотариуса. У тебя зрачки расширены. – У тебя тоже. Надо загасить свечу. Я встал на ноги, пытаясь понять, смогу ли я войти в дом… – Не дыши только, – услышал я совет, – и лицо закрой, – он стянул с шеи шарф и кинул мне. – Думаешь, я идиот? – Разумеется. Раз согласился участвовать. Зажигай, зажигай, сейчас проверим! Идиот! Мы оба идиоты! Он засмеялся, и я тоже, понимая, что это разрядка от пережитого стресса. Отсмеявшись, я несколько раз вдохнул морозный воздух, прикрыл лицо шарфом и забежал в дом. В гостиной я загасил свечу рукой и вышел с ней на улицу. На входе я столкнулся с Шерлоком, на лице которого при виде меня появилось облегчение. – Осторожней со свечой, – сказал он. – Это будет веским доказательством. – Оно нас чуть не прикончило, твое доказательство. Держи. Я снова зашел в дом и все еще задерживая дыхание, открыл второе окно, а вот входную дверь прикрыл. Не стоит привлекать воришек. – А сейчас пойдем в тот ресторанчик, – сказал я. – Надо рассказать Майклу. И посмей только отказаться от еды. Ты в курсе, что у тебя дефицит массы тела? – А ты в курсе, что это зависть? – отозвался он. Идти было недалеко, но сил прогулка отняла немало. Пульс частил, во рту был мерзкий привкус, руки немели. Когда мы устроились за столом, где нас поджидал Майкл, я понял, что вымотался так, словно пробежал 10-километровый кросс в полном боевом облачении. – Что случилось? – взгляд Майкла забегал по нашим зеленым лицам. – Я раскрыл дело, – тем не менее, бодро сообщил Шерлок. – Но это стоило нам некоторых неудобств… Я выбрал пару блюд и откинулся на спинку стула. Шерлок рассказывал моему другу то, что нам удалось узнать за сегодня, я же прикрыл глаза. Судя по физиономии, Шерлок тоже еще чувствовал себя не слишком хорошо, но на его четкой и безупречно последовательной речи это никак не сказывалось. Когда Шерлок закончил, Майкл несколько минут потрясенно молчал. Потом взглянул на меня. Я кивнул, подтверждая слова Шерлока. – Извини, приятель, в гостиной мы открыли окна, думаю, когда вернемся, все будет в полном порядке. – Где она? Шерлок достал из кармана пальто свечу и поставил на стол. – Очевидно, что препарат начинает действовать только при нагреве. Не имеет цвета. В кухне Адамсов яд полностью испарился, плита долго работала. А твоя племянница смахнула свечу со стола – отсюда я предположил, что там мог остаться яд. Мы с Джоном провели эксперимент и полностью удовлетворены результатом. В отношении последнего утверждения у меня было немного другое мнение, но возразить я не успел, так как Майкл зарычал: – Где эта стерва?! – Что? – Дикси, эта маленькая подлая дрянь! Майкл вскочил на ноги. Мы с Шерлоком переглянулись. Да, видимо, вечерние эксперименты с отравляющими веществами повредили нам мозги. – Они все собирались сегодня… – начал Шерлок. – … в поход, – закончил я, чувствуя как холодеют щеки. Черт… А что, если… Майкл выхватил из кармана мобильник, но руки его затряслись, и аппарат улетел под стол. Он нырнул за ним, я взглянул на Шерлока – тот сидел с напряженным лицом, чуть прикусив губу. – Энди? Что? Энди, есть информация… Что? Глаза Шерлока потемнели. Я скорее понял, чем услышал, когда он сказал: – Мы опоздали. Несмотря на час ночи, маленький полицейский участок Фовея представлял собой бурлящий котел. Родители, бьющиеся в истерике, врачи, полицейский инспектор, сержант Моррисон, весь наличный штат полисменов. И пять трупов. Четверо подростков и их учитель полчаса назад были найдены в пещере, где местные часто устраивали пикники. Зимний вариант отдыха такого рода предполагал разжигание костра. И тут мой друг вновь удивил меня. Безошибочно определив, кто из присутствующих является старшим по должности, он подошел к немолодому мужчине, отчаянно терзавшему телефон, и положил руку ему на плечо. – У меня есть информация, которая поможет следствию, – спокойно сказал он. Я думал, он продолжит «и поможет вашей карьере» (эта присказка хорошо действовала на лондонских полицейских), однако услышал – «и поможет установить убийцу». – Что? Мужчина бросил трубку телефона и уставился на Шерлока растерянными глазами. Вид у моего друга был более подходящим для молодчика, задержанного за пьяную драку, сложно было ожидать, что его пальто сохранит свой лондонский шик после ползания в нем по гостиной Майкла, я не вспоминаю о снеге на газоне и синяках на лице. Но надо признать, что Шерлок умел производить впечатление на людей – в его глазах, осанке, голосе было столько властности и уверенности в себе, что не выслушать его было невозможно. Они зашли в кабинет начальника. Сквозь стекло я видел как меняется лицо полицейского. Хмурое, недоверчивое выражение сменилось явным интересом, потом появилось уважение и, самое главное – согласие. Они вышли из кабинета, Шерлок кивнул мне. – Мы осмотрим тела. Точнее… я хочу обыскать одно тело. Препарат должен быть у нее. Мы вышли из полицейского участка и направились к отдельно стоящему зданию на его задворках. – Это место хорошо известно у нас, – пояснил инспектор. – В скале есть ход, метров шесть – своего рода коридор, заканчивающийся круглой пещерой. Пара отверстий позволяет разжигать костры, и место пригодно к использованию и летом, и зимой. Это местный неофициальный клуб. Двое парней и девушка лежали у костра, а их учитель, мистер Тревор, с Дикси, - в коридоре. – Думаю, что учитель вышел из пещеры по понятно каким делам, – сказал Шерлок, - а Дикси, плеснув свой препарат в огонь, выбежала следом. Но, вот незадача, ее встретил учитель, пять-десять секунд задержки - и они тоже попали под действие вещества. – Но вы понимаете… это же немыслимо… Как она могла совершить такое? Что… почему? Из-за каких-то детских увлечений… Ведь если то, что вы говорите, правда – то это же чудовище. – Обычно таких людей называют агрессивно-параноидными бесчувственными психопатами, – отозвался Шерлок. Холод в голосе моего друга заставил меня взглянуть ему в лицо – и я заметил отблеск боли в сузившихся глазах. Мы вошли в небольшое помещение морга, не рассчитанное на такое количество клиентов. Инспектор с сомнением взглянул на Шерлока, ожидая обычной реакции человека, попадающего в подобное место. Но Шерлок чувствовал себя в морге как рыба в океанских глубинах. Он надел перчатки, подошел к Дикси, точнее, к ее телу, сунул руку в карман ее джинсов и осторожно достал оттуда небольшой пузырек, наполовину заполненный бесцветной жидкостью. – Упакуйте, – он подождал, пока инспектор подаст ему пакет для вещественных доказательств. – Отпечатки пальцев, думаю, будут только ее. Обязательно отметьте, что это очень опасный препарат. Мы с другом чуть не добавили еще одну главу к вашей истории. Да, и тщательнейший обыск дома. Возможно, есть еще. – Но где она могла его взять? Что это за вещество? – Не знаю. Нужно отработать контакты. Потрясите родственников. У нее есть старший брат, студент. Узнайте, что он изучает. Может быть, химию? Такие случаи уже бывали. И я более чем уверен, что смерть малышки, что случилась в этой семье – дело рук старшей сестры. Проба пера, так сказать. Думаю, что токсикологическая экспертиза, проведенная должным образом, выявит наличие препарата в крови. Особенно когда они будут знать, что искать. – Мистер Холмс, – инспектор смотрел на Шерлока как на спустившегося с небес полицейского ангела. – Чем я могу отблагодарить вас за помощь? По губам Шерлока промелькнула улыбка. – Стремиться, чтобы свершилось правосудие - долг каждого порядочного человека, – сказал он и улыбнулся, уже не скрываясь. – На самом деле, вы ничем не сможете отблагодарить меня. Я очень хотел бы побеседовать с убийцей, но, к сожалению, это невозможно. Всего хорошего, инспектор. Пойдем, Джон. Извиняющееся выражение лица – это мой конек. Но я все же сказал: – Мы остановились у Майкла Хаксли, это его была идея пригласить частного детектива. И ваш сержант замечательно нам помог. Инспектор кивнул, задумчиво глядя вслед Шерлоку, который уже почти дошел до полицейского участка. Наверное, раздумывал, какая причина заставляет этого молодого человека желать в качестве награды разговора с убийцей? Да та же, что заставляет человека, стоящего на обрыве, заглядывать в бездну, инспектор. Вы должны это понимать, ведь так? – До свидания, – сказал я. Мы миновали толпу и направились домой пешком. Гостиная после наших экспериментов была ледяная. Я закрыл окна, подкинул в камин угля. – Хочу есть, – заявил Шерлок, шлепаясь прямо в пальто на диван. – А ты точно не чувствуешь здесь никакого запаха? – Уже все закрыто… – А холодильник твоего приятеля? Я вздохнул. Ладно, черт с ним, мне не трудно приготовить пару бутербродов. В общем-то, я бы и сам не отказался перекусить, а еще лучше выпить… хотя уже поздно для перекусов, не говоря уже про выпивку, раздумывал я, шаря на кухне у Майкла. На ужин нашелся хлеб и копченая курица. – Вино будешь? – спросил я, возвращаясь с припасами. – Шерлок? Мой друг безмятежно спал на диване. Я не стал его будить. Но накрыл пледом, в комнате все еще было прохладно. Оторвал от курицы ногу, взял кусок хлеба, оставил остальное на столе и поднялся к себе наверх. Мне-то как раз спать не хотелось. Съев курицу и хлеб, я забрался в кровать, закинул руки за голову. Мысленно представил все обстоятельства дела, и голос, давно не звучавший в моей голове, внезапно произнес: «…Эта история началась с того, что Шерлок поссорился с инспектором Лестрейдом. Я не знаю точно, что там у них произошло, хотя не теряю надежды это выяснить, но в результате этой ссоры мы оказались на юго-западе Англии в небольшом курортном городке Фовей…» Я напишу книгу, пообещал я себе… когда-нибудь. О девочке, в чьей душе остался след дьявола, девочке, убивавшей без раздумий за малейшее неудобство, доставляемое ей ее «врагами»: сестру - за ночной плач, подруг за то, что их, а не ее, предпочел мальчишка, в которого она влюбилась; самого парнишку за то, что тот выбрал не ее… Ей было плевать на то, что при этом могли пострадать другие люди. Дьявол стер в ее душе все представления о морали, лишил основного, что делает человека человеком – способности различать добро и зло… Да, я знаю, что есть масса факторов, способных превратить человека в психопата, не имеющего никаких чувств, эмоций, лишенного эмпатии – наследственные факторы, внутриутробные повреждения плода, родовые травмы, инфекции и интоксикации, неправильное воспитание, социальная среда… Но это не важно. По крайней мере, для жертв. Это может объяснить, но не оправдать. И еще одно я знал совершенно точно. Если кто-нибудь еще раз при мне обзовет Шерлока психопатом – этому человеку очень сильно не поздоровится. Конец. Ноябрь 2010 год

Скачать фанфик "След дьявола"


© Контент, дизайн и верстка, Елена Радзюкевич, 2017

Контент сайта не может использоваться без предварительного согласия правообладателя
Все вопросы по содержанию и использованию контента сайта: silverwind3000@yandex.ru